Archiwum kategorii: Yкраїнською мовою

Emigranci po rosyjsku w Polskim

EMIGRANCI WRACAJĄ DO TEATRU

Już w tym tygodniu „Emigranci” ponownie na deskach Teatru Polskiego w wykonaniu międzynarodowego duetu: Wsiewołoda Chubenki i Stanisława Melskiego, który jest także reżyserem tej adaptacji.

Obok „Tanga” to najwybitniejszy dramat Sławomira Mrożka. Ukazuje konflikt skazanych na własne towarzystwo mężczyzn – emigranta politycznego i emigranta zarobkowego, inteligenta i „chama”. Spektakl grany jest w wersji dwujęzycznej. Kwestie rosyjskie opatrzone zostaną tłumaczeniem w formie napisów. Teatr Polski we Wrocławiu serdecznie zaprasza – „Emigranci”, Scena na Świebodzkim, 10-13 maja 2018 r.

Яна СОКОЛОВА, специально для «ФАКТОВ» (Полтава)

ЖИТЕЙСКИЕ ИСТОРИИКАЖДОМУ СВОЕ

«Украина стала казаться раем, где все было устроено, понятно. А в Польше каждый день — испытание»

14:53 — 2 мая 2018  2735

Оксана Гордийко
Яна СОКОЛОВА, специально для «ФАКТОВ» (Полтава)

«На украинско-польской границе наш автобус простоял двенадцать часов, — вспоминает Оксана Гордийко. — В салоне находились в основном мужчины-заробитчане и мамы, которые ехали к своим детям, обучающимся в Польше. Они нервничали по поводу проверки багажа, поскольку везли «контрабанду»: сало, запеченную колбасу, квашеную капусточку. Но таможенники забыли обо всех сумках, как только дошла очередь до моих аккуратно упакованных картин. «О, да здесь целый вернисаж!» — воскликнул один из них, готовясь, видимо, каждую из картин подвергать специальной проверке. Картин было тридцать штук — все на холстах, в рамах, в упакованном виде размерами до метра и более. И мои попутчики с облегчением вздохнули, понимая, что внимание таможенной службы переключилось на меня. Мне стоило времени и нервов уговорить проверяющих не вскрывать мой багаж. Ведь на упаковку картин я потратила три дня. И тогда они согласились пропустить груз через сканер. Тем более что на каждую работу имелось разрешение на вывоз, полученное от Полтавского художественного музея «Галерея искусств», и справка о том, что работы не имеют исторической ценности. Хотя для меня как для автора они бесценны. Перебираясь в Польшу к своей семье, я взяла с собой только то, что не могла оставить: любимую кошку и свои картины.

Полтавская журналистка и художница Оксана Гордийко два с половиной года назад уезжала за границу отнюдь не за длинным рублем. Во Вроцлаве учился и остался там работать ее единственный сын Николай.

— Ребенок уехал в Польшу сразу после школы, поступив в университет, и как-то сразу интегрировался, — рассказывает Оксана. — Это было семь лет назад. Плата за обучение в гривневом эквиваленте тогда составляла вполовину меньше, чем в Украине. На следующий год стоимость сравнялась, а на третий, когда гривня еще больше обесценилась, учиться стало очень дорого. К счастью, Коля сумел за время каникул самостоятельно заработать необходимую сумму.

Учеба в Польше имеет свои особенности. С одной стороны, свобода и не так много предметов, но с другой — студент должен иметь высокую мотивацию, обладать самоорганизацией и личной дисциплиной, поскольку процентов 70 необходимого для изучения материала должен находить сам. К тому же решать самостоятельно все бытовые проблемы. Дети, которые не смогли с этим справиться, вернулись домой. Сын после окончания магистратуры домой возвращаться не захотел. Сейчас он успешно работает по полученной специальности «логистика» в шведской компании. Мы с мужем даже не знаем, в какую сумму ему обходится наша съемная двухкомнатная квартира — не говорит.

Сын постоянно просил нас перебираться в Польшу, и мы решили, что в сорок с лишним лет еще не поздно что-то менять в своей жизни. Вернуться домой, если не сложится на новом месте, можно всегда. Супруг уехал раньше меня на полгода, так сказать, на разведку. И первое время говорил мне не торопиться уезжать из Полтавы. Но я была настроена решительно. Проводить вечера в обществе кошки становилось невыносимо. Тем более я была влюблена в Польшу после нескольких поездок. Ездила в эту страну и в составе группы украинских журналистов, после чего подготовила восторженный радиорепортаж. В областной телерадиокомпании «Лтава» я работала почти двадцать лет, 15 из них — заместителем директора программ областного радио, заведующей редакцией информации. Последний год — на телевидении как автор, сценарист, режиссер художественно-документальных фильмов. Сейчас, конечно, понимаю, что мое восприятие Польши было субъективным, сквозь розовые очки. Как говорится, не стоит путать туризм с эмиграцией.


* «После нескольких поездок я влюбилась в Польшу», — признается Оксана

— Понимаю тебя как журналист журналиста. Нам в организованных зарубежных поездках, как правило, показывают шик и блеск, а на самом деле все может быть по-другому.

— Вот именно. Поэтому я не верю такой глянцевой рекламе. Достаточно опустить глаза с неба на землю, чтобы понять, к примеру, медицина не столь уж совершенна, а в образовании много перегибов. Меня, кстати, удивляло, что поляки знают о Львове и Киеве, но многие, с кем приходилось общаться, даже не слышали о Полтаве. Первое время казалось, что совершила самую большую ошибку в своей жизни, переехав в Польшу. До сих пор не могу привыкнуть к маленьким и узким окнам в квартире — мне нравится, когда открывается панорама.

Украина стала казаться раем, в котором все было устроено, стабильно, понятно, любые проблемы решались, что, называется, на автомате. А здесь каждый день — испытание, поэтому меня накрывали моменты отчаяния и разочарования. Я хваталась за любую работу, лишь бы как-то приспособиться, заработать. Готова была мыть посуду в ресторане, работала в швейной мастерской — благо в средней школе проходила трудовую практику по швейному делу. Потом купила профессиональные ножницы и стригла людей на дому — умею и люблю это делать. Писала материалы в украиноязычные польские издания.

Через проблемы с легализацией проходят практически все украинцы. Наступает момент, когда виза заканчивается, а волокита с документами продолжается. Получается замкнутый круг: на работу не берут, потому что нет «карты побыта» (разрешение на временное пребывание и работу в стране), а карту работник не получит, пока работодатель не согласится выдать ему подтверждающие документы, что готов официально принять на работу. И люди живут в постоянном страхе, что оштрафуют или вообще депортируют. Поскольку ты — никто! Человек без документов. Я была этим морально надломлена и опустошена. Кстати, мой муж сейчас в ожидании «карты побыта».

— А за помощью к землякам, живущим в Польше, не обращались?

— Неприятно об этом вспоминать, но мне говорили, что «нема чужішого на чужині, ніж свої». Этот неприятный опыт «помощи своих» приобрела и я. Слава Богу, после полосы испытаний в мою жизнь пришли люди, которые помогли. Это были поляки. Очень сложно для меня было заговорить по-польски. Хотя поляки обычно подхваливают: «Пани добже муви по-польску!» Но это из вежливости. Впрочем, были и те, кто, не желая решать какой-то вопрос, отвечали: «Не розумем пани» — и отворачивались. Моя история интеграции, кстати, не самая худшая. Кому-то и два года приходится так маяться. Кто-то не выдерживает и возвращается домой. Но мне хотелось идти дальше.

— Мне кажется, ты должна была рисовать. Это творчество, не требующее привязки к месту работы.

 Так мне однажды сказала и подруга уже здесь, во Вроцлаве. Выслушав за чашечкой кофе все мои «я больше не могу», задала вопрос: «А может, тебе не дается потому, что ты пошла не своей дорогой. Занимайся тем, что тебе нравится. Ты же творческая личность. У тебя такие прекрасные картины». Эти слова будто перевернули все во мне.


* Картины Оксаны Гордийко пользуются популярностью, поскольку, глядя на них, отдыхают глаза и душа

— Сначала о моих картинах заговорила преподаватель курсов польского языка и предложила мне проводить мастер-классы живописи,— продолжает Оксана. — Необычная роль, но с первого занятия я почувствовала, что это приносит мне удовольствие. Видеть светящиеся от счастья глаза человека, у которого впервые в жизни получился натюрморт или пейзаж, — большая награда! Моими учениками были взрослые, потом они начали приводить своих детей. Набиралась группа до десяти человек. На мастер-классах я делилась своими авторскими секретами живописи, показывала, как меняются цвета красок при смешивании.

На мои мастер-классы приходили и ученицы Вроцлавской школы рисунка, где учат академической живописи. Но в детском возрасте это малоинтересно. Дети должны рисовать то, что просит их душа, придает веры в свои силы. Как-то жена подарила мужу на годовщину семейной жизни урок занятия живописью. Причем даже не предупредила, куда его ведет. Оказавшись в моей мастерской, мужчина запротестовал: «Я не буду рисовать, потому что не делал этого никогда!» «Я в тебя верю», — сказала супруга и удалилась. Мне удалось заинтересовать этого человека. Видели бы вы, как он рисовал, как горели его глаза, когда закончил картину! Радовался, словно ребенок. Среди моих учеников большой процент мужчин. А когда картину пишут строители-работяги… Представляете их руки, держащие тоненькую кисточку? Для кого-то это отдушина, для кого-то воплощение детской мечты, возможность сделать подарок близкому человеку.


* Оксана Гордийко дает уроки живописи для детей и взрослых

— Теперь твой талант тебя кормит?

— Живопись для меня прежде всего радость души. Однажды проводила пленер — мои ученики рисовали остров в ночных огнях. С собой взяла картину, нарисованную с этого же места. Подошла молодая пара, и парень купил ее для своей девушки, которой работа очень понравилась. В другой раз немецкие туристы, проходя мимо, приобрели только что завершенную работу прямо с этюдника.

Я стала членом Дольношленского регионального сообщества художников. Прошлым летом оно организовало мою персональную выставку картин. Принимаю участие в различных коллективных выставках, пленерах и мероприятиях, происходящих во Вроцлаве. И хотя разговариваю по-польски, как грузин по-русски, но меня мое окружение понимает, потому что хочет слышать.


* Работы Оксаны Гордийко

— Художником ты стала как-то стремительно, в один момент…

— Можно сказать, за одну ночь, когда без перерыва на отдых, на одном дыхании нарисовала свою первую картину — «Осень в Праге». Она, наверное, очень долго во мне созревала. До этого года три снилось, что я рисую. А однажды в пятницу в чудесный осенний день, получив зарплату, все-таки решилась. Зашла в художественный магазин, попросила холст 50 на 70 сантиметров, краски, мастихин (специальный инструмент, который используется в масляной живописи). «Вы художница?» — поинтересовалась продавщица. «Нет, первый раз буду рисовать». — «Тогда возьмите кисточки, вам будет проще. Мастихинами пользуются опытные мастера…» Но я ее не слушала. Летела домой окрыленная. Помню, как начинала рисовать: мастихином, пальцами, руками, прямо на полу, застелив его простынями, закрывшись в спальне… Очнулась в половине четвертого утра, когда картина была готова. Только после этого почувствовала, как у меня затекла спина. Но это было ничто в сравнении с тем энергетическим всплеском, жизненным подъемом, который я испытала. С того дня каждую пятницу заходила после работы в художественный магазин, покупала материалы и все выходные отдавалась творческому процессу. На холсты ложились детские воспоминания, места, где я была счастлива.

Когда у меня набралась небольшая коллекция сюжетных пейзажей, я выставила их на сайте «Ярмарка мастеров», и вскоре со мной связалась женщина из Хабаровска. Она никогда не была в Украине, но дедушка родом из Зеньковского района Полтавской области рассказывал ей о своей родине, которую ее детское воображение представляло с заснеженными шапками соломенных крыш — именно такой, как на моей картине. Первую работу купили за 50 долларов. Несколько картин уехали в Швейцарию. Когда я спросила, что заинтересовало в моей живописи, покупатель ответил: «Мы настолько устали от современного искусства, абстракции, что просто хочется смотреть на полотна, на которых отдыхают глаза и душа».


* Картина Оксаны Гордийко

— С журналистикой, я так понимаю, пришлось попрощаться?

— Знаешь, у меня было огромное желание здесь, во Вроцлаве, делать то, что хочу и умею. И после долгих метаний, наверное, звезды сошлись. Мою идею создания в рамках интернет-телевидения Дольнего Шленска DTV24 еженедельного информационного выпуска для украинцев на украинском языке поддержала глава Фундации журналистов и издателей (Stowarzyszenia Dziennikarzy i Wydawców) и главный редактор DTV24 пани Мария Наврот. Этот проект получил микрогрант NGO (это гранты для неправительственных организаций). 60 претендентов подавали свои заявки на конкурс, объявленный администрацией Вроцлава. Сейчас во Вроцлаве проживают почти 64 тысячи украинцев, поэтому для них полезной будет информация, как и где решить различные вопросы — от поиска жилья, работы, определения ребенка в детский сад или школу до оформления документов и получения «карты побыта». А также информация о культурных событиях во Вроцлаве, где и как можно отдохнуть. Я сама находилась в информационном вакууме и знаю, как это тяжело, особенно когда еще не владеешь языком. DTV24 создает информационную сеть в других странах Евросоюза, открыта редакция в Берлине.

— Оксанка, тебе повезло.

— Наверное, судьба не бросает того, кто пытается идти… А еще у меня в эмиграции появилось желание написать сказку. Она уже почти готова. Сама хочу ее и проиллюстрировать. Это история о дружбе двух девочек — польки и украинки. О доброте, сбывшихся мечтах и чудесах, вроцлавских гномах и вере в себя.